Голос Калмыкии: беседа с музыкальным продюсером и многосторонним активистом Адьяном Убушaевым

1. Здравствуйте, Адьян. Расскажите, пожалуйста, о себе: как вас зовут, чем занимаетесь, откуда вы и где на данный момент находитесь?

Меня зовут Адьян, я родом из Калмыкии, являюсь музыкантом, занимался музыкальном продакшном в Калмыкии. На данный момент нахожусь в США, живу в Нью-Йорке.

2. Как давно вы занимаетесь музыкой? 

Я получил стандартное начальное музыкальное образование — 5 классов музыкальной школы по классу «Калмыцкая домбра», закончил на красный диплом, но в дальнейшем, к сожалению, мне не удалось продолжить обучение в сфере музыки, потому что родители не видели меня музыкантом. Они видели меня нефтяником, полицейским, еще кем-то, в-общем, каким-то системным человеком, но, к счастью или к сожалению, все равно судьба распорядилась так, что в последствии, проработав больше 10 или 15 лет, занимаясь другим видом деятельности, я все равно по итогу пришел к музыке, чему очень рад)

3. Многие калмыки, особенно старшее поколение, говорят, что нынешняя калмыцкая молодежь не говорит на родном языке, а кто-то даже не понимает его. Не смотря на это вы пишете песни именно на родном языке, почему? 

Я делаю это потому что мне нравится это делать, я получаю в первую очередь удовольствие от того, как у меня получается сделать допустим что-то на родном языке и, когда молодежь это воспринимает, когда есть отклик, я думаю, это самое лучшее доказательство того, что все-таки язык может быть жив. Другой момент, конечно, к сожалению молодежь в большей части, и тут я согласен со старшим поколением, они не знают языка. Но опять-таки, если разбираться, кто в этом виноват, то я здесь еще подумал бы, стоит ли старшему поколению обвинять младшее. Если задуматься, то ведь это прямая ответственность их поколения. У меня есть круг близких, которые меня поддерживают, им нравится то, что я делаю. Пока это кому-то нравится, я буду продолжать делать. Да и к тому же мне хочется развивать именно нашу культуру, калмыцкую. На русском языке итак очень много создается песен, а на калмыцком современной музыки мало, нужно развивать именно наше, национальное.

4. Вы занимаетесь не только написанием песен, но и звукозаписью и аранжировкой. Можете вспомнить какие-то интересные моменты в своей работе или рассказать, с кем удалось поработать?

Их очень много на самом деле, я больше всего горжусь и рад тому, что я успел поработать с основным рядом топовых артистов наших. Я работал не только с российскими артистами, но и с монгольскими. Сейчас хочу начать активно сотрудничать с тувинскими и бурятскими артистами, потому что у нас интерес друг к другу, есть запросы на аранжировки в том числе в моем исполнении. Так же ведется работа по открытию студии здесь, в Нью-Йорке.

5. На ваш взгляд, можно ли, не обладая талантом, добиться успеха в музыке? Имея посредственный голос и слух.

Смотря что для вас успех в музыке. У меня, как у музыканта, успех определенных артистов — это не есть успех в музыке. Есть понятие «успех в обществе», когда человек как личность добивается успеха, и в-основном за счет его личностных каких-то критериев люди воспринимают его творчество. И есть совершенно другого рода люди, которые тоже делают похожую музыку, но слушатели их не воспринимают, так как очень многое зависит от личностного восприятия. Я не могу назвать себя добившимся успеха в музыке, но в плане музыкального продюсирования могу сказать, что я частично сам без талантливый человек, я очень ленивый, а вот есть люди, которые очень плотно и стабильно работают, они достигают успеха. У нас есть топовый артист, чьи песни звучат на многих мероприятиях, свадьбах, и среди некоторых людей бытует мнение, что у него нет голоса или какие-то данные не такие, пытаются находить какие-то минусы в нем, но этот человек работает, вкалывает, он заслужил свой успех. Я знаю многих людей, которые, обладая талантом, ничего не достигли, они не работают, они умеют только критиковать, в отличие от тех, кто не имея таланта, стабильно трудится, и их творчество на этой стабильности и держится. И  хотел бы сказать многим молодым людям, которые стесняются или пытаются что-то начать, но в себе не уверен, я могу сказать, что люди музыкантами, как и спортсменами не рождаются. Нужно просто заниматься, тренироваться, работать. Любой человек предрасположен к творчеству, к музыке. На моем пути было немало людей, на которых я сначала смотрел с каким-то снисхождением, мне даже было их жалко, но проходило время, и я вижу, как человек работает стабильно и растет. 

6. Сколько времени занимает выпуск одной песни? С момента записи до выпуска на музыкальные площадки.

Я очень ленивый, как музыкант. У меня может уйти около месяца на выпуск одного трека, потому что я перфекционист в отношении сведения, мастеринга. На создание песни у меня бывает уходит день, а обработка  и сведение самой песни может растянуться на месяц. Потом еще сомневаюсь, выпускать или не выпускать. Это проблема многих музыкантов, которые сами пишут. Мы сами редко на сцене, в-основном пишем кому-то, аранжировки создаем, помогаем ярким свободным личностям раскрываться.

7. А сколько стоит выпуск одной песни?

Если человек пришел с нулем, нужно написать текст, музыку, то несколько лет назад я брал около 300-500$ по очень старому курсу со своих земляков. Но бывало и такое, что мне приходилось работать даже за еду, за шаурму какую-нибудь. Спасибо нашим калмыцким артистам, которые меня всегда поддерживали, в трудные времена даже финансово помогали, лишь бы я не останавливался и продолжал работать.

8. Планируете ли вы развивать свое творчество, находясь в США?

Да, конечно, уже в Новом году мы открываем студию, много времени ушло на подготовку, на оформление различных документов, но работа ведется, записан проект, над которым долго работали, поэтому развиваться будем и дальше. В планах мой собственный проект, который включает себя артистов разных национальностей, авторов-песенников, других музыкантов, поэтому работы много и планов много.

9. Как долго вы уже в Штатах?

В Америке я с 2021 года, скоро будет третий год, как я здесь.

10. Чем вы занимаетесь в США?

В данный момент я, как и большинство мигрантов, открыл небольшую компанию по перевозке. Сам работаю, меня это устраивает, я уже давно отвык работать на кого-то, поэтому мне это подходит. Но в дальнейшем я планирую уже полностью заниматься только творчеством. В США очень большая калмыцкая диаспора, и мы планируем продолжать развивать свою культуру здесь.

11. Почему так много калмыков уезжают в США?

Я думаю, что во-первых, у нас к этому были предпосылки уже очень давно, еще со времен Революции. Первые калмыки обосновались здесь еще в 20-30-х годах прошлого столетия, строили Нью-Джерси, здесь даже есть улица Kalmyk Road. Когда был геноцид во времена Второй мировой войны, многие калмыки смогли выжить лишь благодаря поддержке американских калмыков. 

12. Есть ли в планах вернуться на Родину?

В данный момент мне тяжело представить, что я вернулся и живу там, но, как говорится, времена меняются, возможно что-то изменится. Мы народ кочевой, у нас дом там, где семья наша. Но на данный момент я не вижу никаких предпосылок для возвращения. 

13. Чем отличается жизнь в США от жизни в России?

Это совершенно два разных полюса в плане социальной организации, отношения друг к другу. Здесь практически отсутствует коррупция, и именно из этого исходят фундаментальные вещи, происходящие внутри социума: их взаимоотношения, безопасность, устройство экономики в целом. Я живу в Нью-Йорке, и мне очень нравится разнообразие этносов, которые здесь представлены. Также мне нравится то, что общество не лезет к тебе. Допустим (в России) (прим.ред.) где-то в аэропорту мне могут замечание сделать, что я себя как-то не так веду или громко разговариваю, или не так выгляжу, кому-то что-то не понравится, и люди обязательно это выскажут тебе. Хорошо, если просто выскажут, потому что зачастую у нас проявляется агрессия, и гражданские люди не защищены от этого. А в США чувствуется, что люди гораздо свободнее, они более открытые и менее закомплексованные, и тем самым они создают намного больше, у них продуктивность намного выше, они намного смелее на сцене, в бизнесе, во всех отношениях. Никто не смотрит на общество, все смотрят на себя, развиваются, то есть каждый занимается собой, а не смотрят, у кого какая юбка или кто как выглядит, здесь вообще нет дела до такого. Я иногда сам за собой замечаю, что все равно во мне остаточные имперские системные взгляды присутствуют: что-то мне не нравится, кто-то меня раздражает, и я начинаю над ним подсмеиваться. И тут же я задаю себе вопрос: человек делает хорошее дело, зачем я над ним смеюсь? Я стараюсь как-то себя воспитывать, и здесь, в США, это очень сильно бьет по голове, ты начинаешь замечать то, что раньше в себе не замечал, становиться более относительным ко всему. Есть свои минусы, конечно, я не хочу сказать, что США — это идеальная страна. Скучаю я, конечно, тоже. По людям, в-основном, скучаю.

14. Расскажите о протестах в Калмыкии, в которых некоторые вас считали лидером?

Я никогда не был лидером, я просто был публичной личностью, который открыто высказывался, для меня это был принципиальный вопрос важный, это была борьба с моей совестью.

Если говорить про начало, то внутренний протест у меня начался еще с 2014-го года. Когда зрелость наступила мужская. Когда начал действительно задаваться вопросами, когда начинаешь задумываться о том, что ты говоришь со сцены, а не просто так. Меня, к сожалению, не миновала эта участь — задуматься, вот есть категория людей, которые просто работают, и я им завидую. Я так не могу, я знаю, что за каждое слово, сказанное со сцены, мы ответственны вплоть до третьего поколения своего, это может им отозваться, мы ответственны за их будущее. А протесты у меня начались с того, что мы работали, и с определенного времени власти начали принуждать нас к определенным действиям, по классике жанра, что я лично никогда не воспринимал, никогда не делал, и так и остался непримиримым человеком для местного контингента. И я думаю, они вздохнули очень сильно, когда я уехал из Калмыкии. 

15. А в какой момент вы поняли, что нужно уехать?

Я начал получать открытые угрозы, касательно моей жизни и здоровья. Я не публиковал это, дабы не ввергать в шок мою родню. Было много переживаний по этому поводу, на меня давили сильно из-за моих постов. И мой родной город разделился на две части: одни меня поддерживали, а другие кричали, что я баламут. Из-за этого пошел раскол, люди стали вступать в открытый конфликт, и я понял, что не хочу быть причиной этого. Я понял, что все заходит слишком далеко, а наш народ не в состоянии справиться с этой огромной напастью, которая сейчас происходит, как не смог справиться в 40-ые годы. И мне пришлось уехать. Слава богу, что мне помогла калмыцкая диаспора американская. У меня двое детей, и самое главное, что у нас здесь есть, и я могу им дать — это безопасность. Просто сейчас есть тенденция, когда все рвутся в Америку, и человек, который ничего этого не видел, не страдал, не понимает вообще, и когда все ринулись, он тоже поехал за трендом, приезжает и начинает хаять Америку — ходит с айфоном, получает бесплатную еду от демократов, и сам же в футболке СССР, отзывается плохо об украинцах и говорит: “Ну зато Крым наш”.

16. Что вы думаете о войне?

Я могу сказать одно: украинцы, какими бы они ни были такими же националистами, как говорят нам, расистами, у всех европейцев есть расизм, но тем не менее, то, что происходит у них на родине, меня волновать не должно, потому что никогда украинцы и никто от лица Украины никогда мне плохого ничего не делали, в отличие от моей страны. Конечно же, я против этого безумия. Самое грустное, что наш народ самым жесточайшим образом, к сожалению, впутан в эту войну в самой плохой роли. 

17. Как вы думаете, что нужно, чтобы песен на калмыцком языке выходило больше? И что нужно, чтобы эти песни больше слушали?

Я думаю для этого Адьяну Убушаеву нужно больше работать. (Смеется). Я, к сожалению, могу отвечать только за себя, не за всех калмыков. На мой взгляд, нужно, чтобы калмыки учили родной язык, чтобы выпускали больше песен, чтобы были более деятельными, более смелыми. У многих калмыков немного смещен центр ценностей в пользу не родной культуры, к сожалению.

18. Недавно в интернете завирусилось видео, на котором отображено выступление танцоров под вашу аранжировку в Лондоне. Расскажите об этом.

Это аранжировка на песню “Окна норн”, которую исполняют Намджил Болдырев и Мингиян Ханинов. У меня уже много лет назад попросили разрешение на использование этой аранжировки, и для меня самого стало сюрпризом, что использовали мою работу для участия в этом конкурсе. Я очень рад этому. Когда увидел это видео, с первых нот уже я понял, что это что-то знакомое, а когда прислушался, понял, что это я записывал. Я был очень приятно удивлен. 

19. Что вы можете посоветовать начинающим музыкантам из национальных республик России?

Творите, отделяйте зерна от плевел, внимательно следите за своими поступками, за своим поведением, потому что в России тяжело проявить себя как личность в полной мере. Им всегда будет тяжелее в этом плане. Никогда не останавливайтесь, никого не слушайте, не слушайте никаких других звукорежиссеров, которые обсирают ваше творчество, идите только вперед, стабильно выпускайте какое-то творчество, и у вас обязательно коснется успех, признание, люди о вас заговорят, к вам будут обращаться, потому что стабильность — это самое главное, то, чего нам не хватает, к сожалению. Будьте деятельными, творите, и не стесняйтесь экспериментировать, самое главное. Почему, потому что у нас в России очень тяжело относится старшее поколение к экспериментам и, все самые крутые эксперименты, воплощенные у нас, они, как правило, изначально подвергались самому жесткому хейту, поэтому я всегда говорю: не слушайте, делайте. Любыми способами, на любых площадках, с помощью любых девайсов, делайте. И не бойтесь критики, особенно, родительской.

Спасибо за беседу!

Поддержите нас

«Азиаты России» работают на благо  наших регионов и людей, способствуя гражданской активности и сознательности. Ваша поддержка поможет нам продолжать это важное дело.